ФУТБОЛ, ПОЛИТИКА И ИСТОРИЯ. НАБЛЮДЕНИЯ ПРОСТОГО НИЖЕГОРОДЦА.

13 июля 2018
436
0

Наверное, большинству из нас знакома ситуация, когда приходится впопыхах готовиться к приёму гостей. Торопливо приводя в порядок квартиру, мы что-то рассовываем по шкафам, что-то убираем в диван и даже за диван, прячем разбросанную обувь в прихожей, а всё, что кажется лишним, хватаем в охапку и относим в спальню (гостям вход туда нежелателен). Сметаем мелочь в коробки, протираем пыль, моем пол, накрываем свежую скатерть и – оп! – помещение в идеальном порядке и сияет чистотой. Всего за какой-то час. Здравствуйте, гости дорогие!

Я часто вспоминал об этом, когда наблюдал за подготовкой к футбольному чемпионату. Не знаю, как в Москве и в других городах, но в Нижнем Новгороде во многом происходило именно так. Бесспорно, на высшем государственном уровне подготовка и организация оказались на высоте: стадионы, фан-зоны, транспорт, логистика. Не могу не отдать должное принятым мерам безопасности. Они ведь заключаются не только в усиленных нарядах полиции, магнитных рамках и тотальном видеонаблюдении. Это слаженность огромных механизмов МВД, ФСБ, ГИБДД, МЧС, Росгвардии, ЧОПов, министерства иностранных дел и внешней разведки. Да-да, ведь мероприятия такого масштаба привлекают внимание и недружественных спецслужб, и интернациональной преступности, и международного терроризма. Всё это было необходимо учесть, просчитать, предусмотреть и перехватить задолго по времени и далеко в пространстве. Возможно, активно проводившиеся в России в последние годы военные учения, на которых отрабатывалось взаимодействие гражданских инфраструктур, операторов сотовой связи и коммуникаций, финансовых и банковских организаций, коммунальных служб и пр., сыграли здесь не последнюю роль. По подготовке к чемпионату я, со свойственным мне исторически-милитаристским мышлением, сделал вывод, что, в принципе, к введению военного положения в стране власть готовится очень ответственно. И это радует. Хаос и паника всегда на руку врагу.

Я следил за тем, как из СМИ за несколько месяцев до начала мундиаля стали исчезать критические сюжеты, а им на смену приходили торжественные репортажи об успехах. Даже если они сильно попахивали показухой и откровенным пафосом. И это я считаю тоже правильным. В такие моменты, когда важнее всего консолидация всего общества, не должно звучать ни одного негативного слова. Любой сарказм, а тем более – разоблачение, будут восприниматься как провокация, направленная на подрыв имиджа России. Даже если успехи достигались за счёт, мягко говоря, противоречий с законодательством. Всё потом! Все разборки после чемпионата. Потом начнут работать комиссии, получат ход дела о нарушениях, виновные ответят, лишатся должностей, получат сроки. Это политика. Безо всяких кавычек.

Сквозь пальцы правоохранители смотрели и на распитие спиртного в общественных местах иностранными болельщиками. При этом россияне завистливо шептались: «Вон, шведы на лавочке сидят, водку хлещут и орут! Нас бы сразу загребли!»

Примолкли активисты-общественники, обычно не проходящие мимо любой оплошности властей. Либо им намекнули «компетентные органы» о том, что на время надо попридержать язык, либо сами осознали ответственность момента.

Но я смотрел и на то, как велась подготовка на низовом уровне. То есть – на местах. Всегда в таких случаях мучает вопрос – а что мы все делали в эти годы, когда стало ясно, что чемпионат пройдёт в нашей стране и были названы города, в которых состоятся матчи? Ведь и строительство стадионов началось не вчера. Почему же именно в последние месяцы началась авральная суматоха, которая и напомнила мне спешное приведение квартиры в порядок перед приходом гостей? Об укладке асфальта в апрельские лужи я уж не говорю. О благоустройстве города – тоже. Находились и крайние, на которых вешали всех собак. СМИ регулярно демонстрировали публичную порку нерадивых подрядчиков, которые невнятно лопотали что-то вроде: «Всё сделаем… Всё исправим… Всё сдадим в срок…» А в их глазах читался недобрый упрёк чиновникам: «А вы-то где были всё это время?! Почему деньги выделили в последний момент?!»

В результате старинные дома, являющиеся исторической визиткой каждого города, ремонтировались вопреки всем принятым реставрационным технологиям, кое-как, только чтобы обновить фасады. Простой краской – прямо по отбитой штукатурке, по кружеву декора, по грибковым пятнам биопоражений. Сил на всё не хватило – часть зданий пришлось просто стыдливо занавесить баннерной тканью. А на что хватило – доделать не успели. Покрасили фасады, выходящие на улицу, а задние остались в удручающем виде. Получалось и так: смотришь на городской особняк – красавец, сияет новизной ремонта! А отойдёшь метров на пятьдесят и видишь его ободранную ржавую крышу, на которой вообще не проводилось никаких работ.

К слову, всё это оказалось на пользу нашему самосознанию. Как-то невольно по-новому, глазами приехавших иностранцев, посмотрел на город, на страну. Бывает же, что за треснутую чашку, к которой привык и не обращаешь на неё внимания, вдруг становится стыдно перед гостями. Или кактус на подоконнике, давно посаженный в пластмассовую банку из-под майонеза, неожиданно вызывает упрёк самому себе: «Что же всё руки не доходили пересадить его в нормальный горшок? Неужели не мог времени найти?» Так и здесь. Сваленный во дворах строительный мусор, покосившиеся заборы, раскрошенные бордюры тротуаров, бурьян на газонах, помятые урны, остановки общественного транспорта с выбитыми стёклами, каракули граффити в подземных переходах, неработающие электронные табло… Всё как-то казалось, что это мелочи быта, и всё рано или поздно наладится. И тут пришло прозрение: «А ведь мы в этом живём и даже не замечаем этого!»

Может быть, именно поэтому, на тщательно очищенных и свежевыкрашенных столбах и оградах вновь стали появляться безобразные нашлёпки рекламных листовок: «Ремонт кровли… Трезвые грузчики… Работа на дому… Навоз недорого».

Нет, конечно, подобное можно найти в любых городах мира, где только административные центры и туристические маршруты бывают вылизаны вплоть до витринной ухоженности. Что города (особенно крупные) это сложные живые организмы, пребывающие в постоянном дефиците всего: жилья, денег, дорог, коммуникаций. И, как у живых организмов происходит постоянное обновление клеток, так и в городах одно строится и развивается, а другое, построенное ранее, ветшает и отмирает.

Я видел пару чернокожих иностранцев, мужчину и женщину, которые, взявшись за руки, не спеша прогуливались в таких районах «народной стройки» 60-х годов прошлого века, которые ну никак не могут служить украшением города. Ни в архитектурном, ни в культурном, ни в историческом, ни в… гигиеническом плане. А уж если учесть местных жителей, как правило, не совсем трезвых, в рваных тапочках на босу ногу и в несвежих майках-алкоголичках, по-летнему сидящих на ступеньках подъездов, то… нет слов.

О чём могли думать иностранные гости? Дай бог, если вспоминали похожие районы на своей родине и удивлялись тому, что в России не везде так. А так, как и везде.

Но дело не в этом. Не в том, как хотелось бы выглядеть перед зарубежной публикой, а как нам самим провести оценку себя. Это гораздо важнее.

И я не без гордости слушал разговор двух переводчиков, которые делились мнениями об иностранцах. Произошло это случайно, на набережной, с которой открывался фантастический вид на слияние двух великих рек – Волги и Оки, и на которой собирались тысячи разноязыких людей. Вечерами они располагались на траве газонов, на бетонных парапетах и на вытащенных из летних кафе шезлонгах и креслах, потягивали кофе и пиво и любовались расплавленным золотом солнечного заката. Именно там, в стайке волонтёров мой слух и выловил несколько любопытных фраз.

- Они удивляются, что у нас не холодно, а, оказывается, очень даже жарко, - говорил один. – Короче, не так как говорили их СМИ.

- Приехали бы зимой, были бы другого мнения, - хихикнул его собеседник.

- Вот-вот, я так и сказал, что летом плюс тридцать, зимой – минус тридцать. Плюс ещё влажность высокая. Климат в этой полосе России вообще очень суровый. Поэтому и захватчики у нас не засиживаются. Начинают хандрить, паниковать и весь их морально-боевой дух – в ноль! Чтобы выжить им приходится либо убираться восвояси, либо жить по правилам местного населения, как бы ассимилировать. А, согласись, трудно воевать с теми, чьи обычаи и традиции ты начинаешь разделять.

- Ага. А тут ещё мы наносим ответный удар, - поддакнул второй, явно наслаждаясь разговором. – Нам-то всё это нипочём, мы – в этом выросли и живём.

- Вот и я сказал, что Россию победить невозможно.

- Ты это осторожнее, а то политикой попахивает… Не, ну а они что?

- Ничего. Покивали и захотели сфотографироваться со мной в обнимку.

Вот такой разговор, если передавать его очищенным от сленга и слов-паразитов.

А меня он удивил ходом мыслей говоривших. Не знаю, многим ли свойственен именно такой ход, но я его разделяю. Без хвастовства и нравоучений, но как-то патриотично, что ли.

История страны и города, как бы над ней не издевались, как бы ей не пренебрегали, всё равно живёт внутри наших людей. Хотелось бы, чтобы власть имущие учитывали это в своих планах, проектах и концепциях.

О. Казаринов

(Фото: И. Ососков)

Подписаться на рассылку

Комментарии

Комментарии после авторизации